News

Международный адвокат Владимир Богатырь рассказал РАПСИ о многогранной стратегии защиты прав клиентов в международных спорах, практиках розыска активов, снятия с международного розыска по каналам Интерпол, экстрадиции, политическом убежище и других профессиональных аспектах в деятельности международного адвоката.

Ваше адвокатское объединение одно из немногих, кто помогает в снятии с розыска Интерпол. С чего все началось?

Первыми нашими клиентами были крупные украинские и российские бизнесмены, которые вследствие коммерческих конфликтов стали фигурантами уголовных преследований и вынуждены были эмигрировать. Представляя их интересы в международных спорах в таких популярных юрисдикциях как Великобритания, Кипр, Швейцария и Лихтенштейн, постепенно появилась потребность в выработке стратегии защиты в уголовных делах, которые возбуждались с целью оказания давления на бизнес и его собственников. Так, постепенно стали развиваться новые практики как розыск активов, защита при экстрадиции, взаимодействие с Интерполом и помощь в получении политического убежища. В это же время сформировались контакты с ведущими юристами в этой сфере.

На данный момент большинство наших клиентов - выходцы из постсоветских стран, в основном, из Российской Федерации и Украины. Как правило, это крупные бизнесмены и высокопоставленные чиновники.

Занимаясь адвокатской практикой с 2001 года и работая с различными юрисдикциями, мной, в 2014 году, был получен статус зарегистрированного иностранного адвоката в РФ и в 2015 году - в Польше.

Расскажите, как все происходит, каковы первые шаги?

Существуют различные способы коммуникации с Комиссией по контролю за файлами Интерпола, которая фактически является апелляционным и надзорным органом по отношению к Секретариату Интерпола. Для консультирования в данном вопросе необходимо достаточно скрупулезно изучить Конституцию, Правила и Положения Интерпола, а также Практику решений, вынесенных Комиссией по контролю за файлами. Это достаточно большой пласт документов, от которого не стоит отклоняться при подготовке соответствующих прошений.

Конституция и Правила Интерпола запрещают использовать соответствующие каналы с целью политического, военного, религиозного или расового преследования. Тем не менее, на практике мы часто сталкиваемся со случаями, когда запрашиваемое государство манипулирует информацией и/или прикрывает политическое преследование или бизнес-спор какими-либо надуманными уголовными расследованиями с различной квалификацией.

Инспектируя информацию, направленную в Секретариат организации полицейского сотрудничества или направленную путем рассылки, мы постоянно находим составы преступлений, по которым уже произошла переквалификация, изменен размер ущерба или, того хуже, дело было закрыто или состав преступления декриминализован законодателем.

Все это свидетельствует о том, что перед обжалованием необходимо запросить Комиссию по контролю за файлами Интерпола предоставить имеющуюся информацию. При этом достаточно часто нам удается добиться блокировки файла в отношении наших клиентов. Это касается как розыскных «красных» карт, так и «голубых», которые направлены на установление местонахождения.

Сегодня мы занимаем проактивную позицию и направляем превентивные запросы (preventive request) с целью блокирования попыток рассылки информации о клиенте или внесение ее в базы Интерпола, например, когда нам уже известно об объявлении клиента в национальный или международный розыск. Этот шаг обеспечивает достаточно эффективное противодействие незаконному розыску. Достаточно часто национальные бюро не отягощают себя заполнением форм для красных карт (red notice), а делают рассылку (diffusion notice) по сети Интерпол «i-link». Некоторые клиенты узнают о том, что находятся в розыске Интерпола по отказам в получении визы в США. Если вашу американскую визу аннулировали, это может служить признаком международного розыска.

Обязательно необходимо детально изучать текст подозрения и/или обвинения, документов об аресте и объявлении в международный розыск на их соответствие с текущем периоде с переданной по каналам ИНТЕРПОЛ информацией. Как правило расследования длятся достаточно долго, изменяется позиция следствия, квалификация, основания преследования, однако постоянно менять линию обвинения и информировать об этом международную организацию запрашиваемое государство не имеет возможности и желания — это наша задача, международных адвокатов. Мы указываем не только на недостатки самого расследования, его мотивы, но и на состояние судебной, пенитенциарной системы, прав человека, свободы ведения бизнеса, устоявшихся практик. Для этих целей мы привлекаем ведущие классические университеты и всемирно признанных специалистов по каждой конкретной стране в области права, политики, культуры и социальных отношений. Это, безусловно, обогащает наше понимание и опыт.

На сегодня не все государства Международной организации уголовной полиции взаимодействуют между собой в части выдачи разыскиваемых лиц. Например, граждане России и Украины часто скрываются в США, Великобритании, Турецкой Республике Северного Кипра, ряде карибских стран.

В эпоху открытого обмена данными можно получить доступ к результатам многочисленных исследований по каждой конкретной стране в мире. Кроме этого, проводится анализ прессы, а также высказываний правоохранителей, которые достаточно часто называют преступниками лиц, в отношении которых нет приговора суда. При этом домыслы, предположения и догадки стороны обвинения всегда будут трактоваться против них.

Только подготовив обоснованные аргументы и собрав необходимые доказательства, стоит обжаловать в Комиссию по контролю за файлами внесение лица в соответствующую базу Интерпола.

С конца 2016 года удалось добиться снятия с международного розыска по каналам Интерпола и Европола в десятках кейсов для клиентов, среди которых известные бизнесмены, оппозиционные политики, бывшие чиновники. Во многих случаях это сопровождалось процедурой получения политического убежища или же успешного отказа в экстрадиции в Великобритании, Швейцарии, Испании, Польше, на Кипре и других странах ЕС.

Среди уникальных случаев, работа с «зелеными» картами Интерпола, которые используются некоторыми странами для блокировки въезда на их территорию в случаях, когда лицо не имеет обвинения, но, по мнению отдельной страны, принадлежит к преступной организации и является потенциальным преступником. Есть примеры, когда под разыскиваемое государством лицо и его дату рождения подставляется гражданин другой страны с такой же датой рождения. Человеческая фантазия безгранична и используется как преступниками, так и недобросовестными правоохранителями. Кому-то это ломает судьбы, а для кого-то создаёт возможности.

Безусловно, развитию данной практики предшествовала традиционная судебная и уголовная практики. Наша команда представляла крупные российские банки в Украине в связи с обвинениями в финансировании терроризма, защищала интересы самой известной международной европейской финансовой организации в крупном судебном процессе в Украине, представляли интересы различных банков в связи с крупными взысканиями и разрабатывали алгоритмы судебного обжалования санкций, введенных в отношении ряда российских компаний в Украине и Великобритании, а также механизмы освобождения задержанных в Украине российских судов.

А что бывает с теми, кому не повезло и кого уже задержали?

Бытует распространенное мнение, что граждан ЕС, США или Израиля не выдают их страны. Хочу разочаровать. Речь идет об определенных ограничениях, однако они достаточно общие и установлены Европейской конвенцией об экстрадиции (выдаче). Действительно некоторые страны могут запросить дополнительные гарантии у запрашиваемого государства относительно условий содержания под стражей; не может быть применена мера наказания более строгая, нежели предусмотренная в стране, где лицо было задержано и т.п. Однако, есть и ряд минусов, так, например, лицо с паспортом гражданина ЕС не может попросить политическое убежище, т.к. возникает закономерный вопрос, почему это лицо не защищается в своей стране, которая уже состоит в ЕС.

Есть целый блок вопросов для граждан ЕС и владельцев вида на жительство, которые могут стать помехой для получения политического убежища — это отдельная тема применения Дублинской Конвенции и определения государства, ответственного за рассмотрение ходатайства о предоставлении убежища.

Еще раз отмечу, что выдача из Израиля, Великобритании и США возможна, как основываясь на принципах взаимности «reciprocity», так и ввиду ряда отработанных правоохранителями трюков в рамках существующих процедур. Например, при задержании «случайно» дыроколом повреждался паспорт и виза (вид на жительство), которые при проверке в участке признаются недействительными и т.п., что влечёт депортацию. К слову, используя принцип взаимности, мы первыми добились признания и исполнения решения английского суда в Украине, которая не имеет договора о правовой помощи в гражданских делах с Великобританией.

Представляя интересы потерпевших в одной из стран СНГ и занимая проактивную позицию, мы смогли передать уголовное дело в США по одному из фигурантов, а другого осудить в Прибалтике путем передачи материалов уголовного дела о похищении бизнесмена в Украине, что также является своего рода уникальным случаем.

Как и в случае с розыском, необходимо изучить является ли преступление таковым в стране, где лицо было задержано — соблюдается ли принцип «double criminality». Такой термин как растрата банально неправильно переводится, а мошенничество может быть в странах английского права предметом как уголовного преследования, так и гражданского спора (criminal vs civil fraud). Совсем недавно, доказав несоблюдение принципа «double criminality», удалось добиться отказа одной «беглой» российской градоначальницы.

При этом не стоит забывать, что экстрадиция это не единственный способ отправить домой разыскиваемое лицо. Не стоит забывать и о депортации, которая наступает для лиц, нелегально прибывших в ту или иную страну или превысивших срок пребывания в ней. Правоохранители будут отслеживать любое лицо, по которому идет кооперация с запрашиваемым государством, и, с удовольствием, обойдутся без экстрадиционного процесса в суде, депортировав разыскиваемое лицо ближайшим рейсом и руководствуясь принципом «нет человека – нет проблемы». Поэтому вопрос законного нахождения и статуса в стране, где обосновались и планируют защищаться клиенты, изучается нами достаточно скрупулёзно.

Юридических аспектов очень много, например, предметом дискуссии является возможность включения срока содержания под стражей при ожидании экстрадиции в срок содержания под стражей. Несмотря на осуждение Европейским судом по правам человека практики длительного содержания под стражей без приговора, сегодня в странах Европейского Союза такой процесс может идти около 5 лет, с учетом всех обжалований. Это свидетельствует о том, что 40-дневные периоды на предоставление документов запрашиваемым государством и рассмотрение вопроса экстрадиции задержанного лица попросту не соблюдаются. Приведу пример: гражданин Израиля был задержан на Кипре по запросу Украины и содержался почти три года под стражей несмотря на то, что Интерпол признал его преследование политически мотивированным. Казалось бы, наднациональная международная организация дала заключение для местного суда, который должен был бы отказать в экстрадиции, однако только благодаря организованному международному давлению и возможному иску в ЕСПЧ удалось освободить политически преследуемого узника. Отмечу, что после смены власти в 2014 году Украина многократно признавалась нарушителем Правил и Положений Интерпола в связи с политическим характером преследований, которые, к большому сожалению, так и не были прекращены новоизбранной властью.

Расскажите о запросах иностранных правоохранителей, связанных с расследованием источника доходов владельца счета

Все чаще возникают дела по запросам иностранных правоохранителей, связанные с расследованием источника доходов владельца счета. Это достаточно новая категория дел. Мы имеем в своем портфеле уже насколько успешных дел по отстаиванию интересов клиентов, один из которых даже предъявил претензии к прокуратуре в Швейцарии и получил компенсацию за понесенные расходы на швейцарских юристов. Безусловно, это не полное покрытие расходов, т.к. юридическая команда состояла из адвокатов различных юрисдикций. Самое печальное, что во всех случаях, с которыми мы сталкивались, инициатором таких расследований были сотрудники (compliance officer) швейцарских банков. Речь идет не о несоблюдении хваленой банковской тайны, а о прямой сдаче частных клиентов. Как адвокаты мы также добивались блокировки счетов оппонентов в Швейцарии, Лихтенштейне, на Кипре и других юрисдикциях, если обладали соответствующей информацией.

Стоит отметить, что запрашиваемая сторона может достаточно эффективно взаимодействовать со странами - членами Интерпола. Из материалов дел наших клиентов мы можем судить, что правоохранители России и Украины для установления местоположения или владения имуществом часто используют каналы Интерпола и Европола. Интересны, например, случаи проверки информации о незадекларированном чиновниками имуществе. В этой связи мы консультируем даже журналистов и общественных активистов.

Правоохранители используют этот механизм и для расследования экономических и хозяйственных правонарушений. Например, в российской арбитражной практике уже встречаются случаи, когда суды принимают в качестве доказательства наряду с материалы камеральной таможенной проверки, также соглашения и инвойсы, полученные по каналам Интерпола.

Вы упомянули, что занимаетесь розыском активов?

Мы наработали большое количество партнеров и знаем большинство специализированных компаний, которые занимаются от розыска яхт и установления реальных собственников, розыска похищенных людей до цифрового слежения, отслеживания корпоративного структурирования оффшоров, трастов и банковских транзакций. Все это необходимо для борьбы с рейдерством, корпоративным мошенничеством, обманами, сговорами, присвоением имущества, нарушениями договорных отношений, а иногда и семейными спорами.

В юрисдикциях английского права в распоряжении истца имеется широкий спектр различных обеспечительных мер, которые можно эффективно применить к мошенникам. Это и всемирное замораживание активов, позволяющее запретить распоряжаться активами, где бы они не находились; распоряжение о сдаче паспортов; распоряжение о предоставлении информации об активах; распоряжение о предоставление информации; поиск имущества и другие. Это дает возможность без ведома ответчика получить всю необходимую информацию и атаковать его, подкрепившись более серьезными аргументами и доказательствами.

Не стоит недооценивать и работу журналистов. Сегодня доступны достаточно большие объемы информации, благодаря Панамскому скандалу, WikiLeaks и другим источникам. Например, очень любопытной была обнародованная переписка сотрудников международного департамента прокуратуры Кипра с украинскими прокурорами. По сути, она свидетельствует о тесном неформальном общении. На мой взгляд, это вполне могло бы стать основанием для расследования. Однако все завершилось небольшим скандалом в прессе и переводом в другой отдел одной сотрудницы в прокуратуре Кипра. В Украине же по данному факту неформального общения высокопоставленных сотрудников прокуратуры никаких расследований не проводилось.

Необходимо ли что-то менять?

Безусловно. Отсутствие доверия и справедливого судебного рассмотрения, с одной стороны, приводит как к рассмотрению коммерческих споров в Великобритании и на Кипре, а, с другой, в уголовном и экстрадиционном процессе – к запросу дополнительных гарантий, отказам в выдаче разыскиваемых и запрашиваемых лиц, а также усложняет обработку запросов правоохранителей.

К сожалению, несмотря на все попытки реформирования постсоветских органов прокуратуры присутствуют злоупотребления процессуальными правами, неправомерное создание доказательств обвинения, различного рода фальсификации документов. Прокуратуры многих европейских стран устроены как юридические фирмы и не желают терпеть поражение в суде, а потому открыто говорят о том, что полученную информацию необходимо по нескольку раз перепроверять (double check).

Это общая проблема, она в равной степени касается Европейских стран и США. Так, например, введение санкций зачастую осуществляется на основании догадок, домыслов и поддельных документов, что многократно было доказано в Суде Европейского союза. Понес ли кто-то из еврочиновников ответственность? Мне такие факты не известны. Другой пример — снятие санкций с иранских банков, как европейских, так и в Великобритании. Приоткрою секрет, в этом случае казначейство Великобритании выплатит внушительную компенсацию.

Сиюминутная политическая целесообразность часто затмевает разум чиновников всех стран, включая европейские.

Для чиновников сейчас также появляются новые вызовы. Например, они не смогут получить в ближайшие пять лет после завершения госслужбы такое популярное гражданство Кипра. Еще один аспект, который никогда не скажут продавцы гражданства и недвижимости на Кипре, —согласно требованиям Закона Республики Кипр «О гражданстве» у государства существует возможность отзыва гражданства, если в течение семи лет с момента его выдачи гражданин Кипра где-либо в мире был привлечён к уголовной ответственности. Сегодня Кипр возглавляет список стран, предоставляющих гражданство ЕС, при этом среди новоиспеченных граждан лидерами являются россияне и украинцы. Такие же механизмы существуют и в Карибских паспортных программах.

У нашей команды есть отличные результаты в области преследования преступников в Великобритании благодаря взаимодействию с целым рядом государственных органов и организаций, таких как Government Legal Department, Secretary of State for the Home Department, Serious Fraud Office, National Crime Agency и другими для целей предотвращения получения статуса политического убежища, а также содействия экстрадиции. И это отличный повод для работы как в защите, так и в нападении вместе с российскими коллегами из ведущих российских юридических, финансовых и промышленных групп.

Необходимо отметить, что и скорость разрешения споров в Российской Федерации сегодня выше нежели в Великобритании или на Кипре, несмотря на отдельные нарекания на саму систему правосудия.

Какие практики по Вашему мнению будут расти в ближайшее время?

Популярность набирают такие практики как очистка репутации и работа с данными в таких compliance-базах как World-check (Thomson Reuters), Compliance & Risk Management (Lexis Nexis), СПАРК и других. В мире цифровых технологий получит развитие работа с «правом на забвение» в таких популярных поисковых системах как Google, Yahoo, Yandex с целью удаления негативной информации о клиентах. Последние полтора года мы наработали достаточно обширную судебную практику по удалению видеоматериалов, неправомерно размещенных относительно наших клиентов в YouTube.

Несмотря на определенный уровень автоматизации и появления ботов, хорошие адвокаты и качественные юридические услуги будут востребованы всегда. Мы работаем с людьми и для людей и ничто не заменит живое общение, профессиональный опыт и жизненную мудрость. Юристы являются либо частью проблемы, либо инструментом ее решения, в зависимости от того, кого они представляют, и какая задач стоит.

В условиях политической и экономической нестабильности на постсоветском пространстве, отсутствии справедливого правосудия, – правоохранители часто не выполняют свои функции преследуя политиков и бизнесменов, а потому такая узкая сфера как «troubleshooting» будет стремительно развиваться.

Источник: http://rapsinews.ru

FaLang translation system by Faboba