Nowiny

В повестке сегодняшней украинской политической жизни санкции стали едва ли не главным пунктом. Этот безусловно эффективный инструмент воздействия государства на бизнес обоснованно вызывает правовые упреки у юристов. Как поступать в случае, если решения СНБОУ и гаранта Конституции не укладываются в формат правового государства, задекларированного в Основном Законе?

Неудачная попытка

Даже если все вокруг понимают незаконность внепроцессуального ограничения прав бизнеса и граждан, большие ставки в политической игре не могут не влиять на отношение к вопросу представителей той ветви власти, что оглашает свои решения именем Украины. Соответственно, необходимо принять как данность, что любая неточность выбранной правовой позиции и всякий недостаток доказательственной базы будут истолкованы и применены судьями исключительно в пользу интересов принятых государственных решений.

В качестве показательного примера можно назвать обжалование в Верховном Суде указа Президента от 2.02.2021 №43/2021, которым были введены в действие решения Совета национальной безопасности и обороны о применении персональных и иных ограничительных мер (санкций)» (см. решение Кассационного административного суда в деле № 9901/26/21).

Иск был подан зрителем телеканалов, перечисленных в приложении к решению СНБОУ. Гражданин просил

отменить указ на том основании, что теперь он не может свободно получать информацию по важным для общества вопросам. А это противоречит ст.34 Конституции, Гражданскому кодексу, законам «Об информации», «О санкциях», а также нарушает его право на информацию и свободу выражения взглядов в соответствии со ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Представитель ответчика в суде обозначил, что законом «О санкциях» определена процедура принятия Президентом указов, которая была соблюдена. Указ Президента в данном случае является (1) актом индивидуального действия, который (2) касается лишь упомянутых в нем субъектов, (3) исчерпывает свое действия после его введения и (4) не может нарушать право третьих лиц, так как обращен на субъектов, которые в нем указаны.

Высокие судьи согласились с такими доводами, поскольку истец отсутствует в перечне лиц, на которых распространяются санкции. Поэтому, решили они, предметом судебного рассмотрения может быть аргументация в части нарушения указом №43/2021 права человека на получение информации.

Введенные санкции действительно ограничивают право на доступ, в частности, к трансляции указанных телеканалов, что может рассматриваться как вмешательство в гарантированную ст.10 конвенции свободу получать и распространять информацию и идеи. В то же время, решили в ВС, такое вмешательство не является нарушением. Его возможность предусмотрена, в частности, Конституцией и законами, а также имеет легитимную цель: необходимость неотложного и эффективного реагирования на угрозы национальной безопасности Украины. А такая цель, по мнению КАС, соответствует конвенции.

В ходе судебного заседания судьи установили, что истец на самом деле и не был лишен возможности использовать и передавать ту информацию, которую он получал от заблокированных телеканалов. Ведь работали другие, аналогичного характера, да и заблокированные вещали через YouTube. Поэтому, как оказалось, истец даже не обосновал нарушение его

прав внедренными государством ограничений на доступ к указанным ресурсам, что вообще свидетельствует об отсутствии нарушений его прав и свобод. Поэтому ВС отказал в удовлетворении иска.

Можно, конечно, строить догадки о настоящих причинах и целях подачи этого иска, однако ясно одно: в случае введения санкций не стоит рассчитывать на общие положения об обеспечении прав и интересов граждан. Государственный аппарат всегда найдет обоснование правомерности их ограничения.

Спросить у чиновников

Перед подачей иска в КАС, как суд первой инстанции, необходимо провести значительную работу по сбору и обработке информации и документов, которые стали основанием для введения санкций. Поэтому на этапе подготовки к судебному спору не обойтись без адвокатских и информационных запросов.

В Офисе Президента, Совете национальной безопасности и обороны, Службе безопасности, профильных министерств и ведомств нужно поинтересоваться сведениями (в виде копий документов), послужившими основанием для введения санкций. Весомости бумаге здесь придает перспектива составления (в случае отказа чиновника) протокола по ст.212-3 Кодекса об административных правонарушениях.

Особенно эффективными для последующего доказывания могут быть запросы в тех случаях, когда заявления и действия чиновников расходятся с официальными нормативно-правовыми актами. Так, санкции в отношении В.Януковича и Н.Азарова, громко заявленные секретарем СНБО и главой СБУ 19 марта и подхваченные СМИ, не нашли своего подтверждения в соответствующем решении СНБО и Указе Президента о введении его в действие. Но этот факт оказался вне фокуса внимания нашей четвертой власти.

Собрав первоначальную информацию, копии документов, зафиксировав публично распространенные материалы, которые послужили основанием для введения санкций, необходимо 

предъявить диффамационные иски и иски об установлении фактов распространения недостоверной информации. Также на данном этапе следует рассмотреть вопрос о предъявлении административных и других исков с целью аннулирования документов, которые стали основанием для введения санкций.

Нюансы исправления СМИ и не только

С прицелом на будущее судебное обжалование также придется изучить соответствие источников, распространивших недостоверную информацию, законодательным требованиям и регистрации ресурса в качестве СМИ, а также попытаться установить собственников ресурсов. Для этого можно направить адвокатские запросы провайдеру и регистратору с требованием раскрыть информацию об администраторах веб-сайтов и доменов, заблокировать общий доступ к недостоверной информации.

Однако здесь придется исходить из того, что в Украине фактически нет специального нормативного акта, который бы регулировал вопросы создания, деятельности интернет-изданий и их ответственности за нарушение прав человека. Тогда действуют общие правила в части создания, сбора, получения, хранения, использования, распространения, охраны, защиты информации, а также деятельности печатных СМИ, информационных агентств и теле-, радиокомпаний.

В соответствии с действующим законодательством, ответственность за распространение в Интернете недостоверной информации, несет автор материала и собственник сайта, на котором он размещен. Однако в украинских традициях размещения так называемой джинсы, существует правило вообще не указывать автора. Бывает и так, что сайты, которыми не брезгуют для своих целей госорганы, регистрируются на компании офшорной юрисдикции или физлиц без определенного места жительства.

В случаях, когда информация была распространена на сайте, регистрация и хостинг которого находятся за пределами Украины, можно не тратить свои ресурсы на подготовку к суду против них.

А вот зарегистрированные печатные средства массовой информации чаще ведут более сдержанную и осмысленную информационную и редакционную политику. Публикации их авторов проходят проверку на предмет уважения и соблюдения прав человека. Поэтому в тех случаях, когда вы имеете дело с зарегистрированным печатным СМИ или сайт имеет прозрачную структуру собственников, можно рекомендовать судебное обжалование. Здесь юристами уже наработан достаточный опыт успешной защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Впрочем, перед обращением в суд не будет лишним направить письма-претензии на почтовые и электронные адреса, которые будут установлены как украинские СМИ и сайты, разместившие недостоверную информацию, с требованием удалить такие сведения. Вполне вероятно, часть ресурсов согласится полюбовно решить проблему без привлечения судебной системы.

При позитивном решении вопроса, когда получено судебное решение по конкретным интернет-ресурсам, дополнительно можно реализовать свое право на забвение и обратиться к администраторам поисковых систем Google, Yahoo и проч. с целью удаления каких-либо негативных упоминаний в связи с признанием информации недостоверной, а также провести соответствующие процедуры с популярными compliance-ресурсами.

Без подмен функций

Современная история знает любопытные примеры снятия санкций. Так, например, бывший глава государства Петр Порошенко исключил из «санкционного» бывшего «министра юстиции» т.н. ДНР, а действующий гарант Конституции Владимир Зеленский досрочно снял санкции с бывших совладельцев одного из российских банков. Подобные противоречивые действия указывают на избирательный подход как при их введении, так и снятии.

Безусловно, подготовка к иску об отмене санкций потребует значительных затрат времени и ресурсов. Однако лишь доказывание через суды

безосновательности их введения может возыметь положительный эффект. Все иные споры, в том числе, направленные на обоснование нарушения прав, обречены на поражение. Также надо учитывать, что КАС является в таких случаях лишь судом первой инстанции. Поэтому в любой ситуации последует обжалование решения в Большую палату ВС, за которой у частной стороны спора остается еще надежда на Европейский суд по правам человека.

Международный опыт указывает также на неоднозначность в данном вопросе введения санкций. Вероятно, лидером по введению санкций являются США, которые применяли их как к сотрудникам Международного уголовного суда, так и недавно обрушились на украинского олигарха, которого обвинили в коррупции в период нахождения на государственной службе. При этом Национальное антикоррупционное бюро Украины сообщило, что никаких расследований, в связи с этим не проводило.

На мой взгляд, санкции являются дезинтегрирющим фактором и могут применяться только в исключительных случаях, при этом не должно происходить подмены правоохранительных функций.

https://zib.com.ua
 

FaLang translation system by Faboba