News

28 июня 2021 года мы отмечаем 25-летие принятия Конституции. Нацбанк уже выпустил юбилейную монету по этому поводу, а в Верховной Раде для всех желающих проходят праздничные экскурсии. Будет торжественное заседание очередного парламента. Чем же сегодня является Конституция? Как случилось, что в якобы правовом государстве правильность решений Конституционного Суда перепроверяют правоохранители?

Конституционный оксюморон

Одним из ярких событий смены власти в 2014 году стало изменение редакции Конституции, реализованное за 8 минут без соблюдения каких-либо формальностей и конституционных процедур, руководствуясь революционной целесообразностью.
 

Для придания своим действиям признаков законности революционеры приняли Постановление Верховной Рады от 24.02.2014 № 775-VII «О реагировании на факты нарушения судьями Конституционного Суда Украины присяги судьи».


Это малоизвестный нормативный акт, которым декларировалась неконституционность Решения КС № 20-рп/2010 о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию. Напомним, тогда по представлению 252 нардепов была отменена так называемая реформа «Медведчука», которой третьего Президента Виктора Ющенко ограничили в полномочиях.
 

Постановлением № 775-VII кроме увольнений судей КС, обязали Генеральную прокуратуру открыть уголовное производство по факту принятия решения КС и привлечь всех виновных лиц к ответственности.


Подобными действиями парламентарии дали указание и, по сути, вторглись в полномочия прокуратуры. Конституционный Суд неоднократно указывал на недопустимость таких действий, однако нарушение Конституции вошло в традицию современного украинского парламентаризма.


Но правоохранители взяли под козырек и начали тщательно копать в направлении диспозиции статьи 109 (Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти) Уголовного кодекса Украины. Исходили прокуроры из того, что захват власти состоялся в точно неустановленное время, но благодаря именно Решению КС. Последнее же имело целью захват власти Президентом, депутатами и представителями исполнительной власти. При этом предыдущие три представления в КС поданные нардепами разных политсил на ту же тему не оценивались как покушение на преступление.


Никого не смущало отсутствие насильственности, как обязательного признака объективной стороны состава, а также то, что изменение, свержение и захват власти фактически приписывались тем, кто ею и так обладал в полной мере.


Ревизия правовой определенности


Но главный абсурд ситуации заключается в том, что принятые Конституционным Судом решения являются обязательными, окончательными и не могут быть обжалованы. И по этому поводу есть однозначное мнение как Верховного (см. напр. решение от 14.08.2020 №640/8752/19), так и самого Конституционного (решение от 02.12.2019 в деле №1-182/2019(4165/19) судов.
 

Ведь одним из основных элементов верховенства права является принцип правовой определенности, который среди прочего предусматривает, что решение суда, которое вступило в законную силу, не может быть поставлено под сомнение. В основе принципа правовой определенности, как одного из основных элементов принципа верховенства права, лежит известное из римского права положение «res judicata», которое означает, что окончательное решение суда, вступившее

в силу, не может быть пересмотрено.


В решении КС от 11.03.2010 № 8-рп/2010 указано, что одним из фундаментальных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который предполагает уважение к принципу «res judicata» - принципа окончательности решений суда.


Также принцип «res judicata» признан на международном уровне и закреплен, в том числе, в пункте 1 статьи 44 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Поэтому, когда даже наши международные партнеры намекнули, что желание наказать судей КС за принятые решения на самом деле дурно пахнет, в ГПУ переключились на чиновников исполнительной власти, обязанных исполнять это решение, являющееся действительным и входящего в текст действующей сейчас Конституции.


Уголовный фантом


Но и здесь оказалось, что «белые нитки» плохо сшитого дела было некуда прятать. Ведь «преступное» решение КС вступило в силу с момента его провозглашения. И последующая его публикация в «Официальном вестнике Украины», а также занесение в реестр носили чисто техническую функцию.


Тем не менее, уголовное дело существует. Сегодня процессуальное руководство (а ранее - и расследование) осуществляет «революционный» департамент, который по логике должен был бы заниматься трагическими событиями 2014 года.


С другой стороны, уголовное дело можно оценивать как тотальный и преднамеренный служебный подлог, совершенный следователями и их процессуальными руководителями.

Ведь ситуация вокруг расследования захвата власти, где орудием преступления является решение Конституционного Суда, свидетельствует о том, что правоохранители, которые безусловно учили в свое время и Конституцию и законы Украины, умышленно вышли за пределы полномочий и своими решениями поставили под сомнение действующее и ныне решение КС, которое остается частью Конституции!
 

Логика следователей и прокуроров, вышедших за пределы своих полномочий и поставивших под сомнение действующее Решение КС свелась к тому, что Президент Украины, народные депутаты и судьи КС, будучи наивысшими представителями власти, согласно Конституции, захватили сами себя.

 

Резюмируя изложенное, можно сделать несколько неутешительных выводов:
 

Органы досудебного расследования поставили себя выше КС, ведь позволили себе пересматривать и давать оценку правосудности решения единственного в стране органа конституционной юрисдикции.


Руководствуясь политической целесообразностью и сползая в правовой нигилизм, прокурорские сатрапы в стране, победившей «Революции достоинства» отстаивают положения «конституционной реформы Медведчука».


Расследование захвата власти является юридической фикцией, отрицанием органами прокуратуры действующего в Украине правопорядка, не имеет ничего общего с требованиями уголовного процессуального закона и действующей Конституции.


Сам факт существования такого уголовного дела свидетельствует о полной утрате уважения к Конституционному Суду и фактическом неисполнении и непризнании прокуратурой Основного Закона как основы государственности.


И последнее: день какой Конституции мы отмечаем в эти дни: той, что была принята 28 июня 1996 года, или той, которую мы получили после двойного ее нарушения в 2004 и 2014 годах в редакции «реформы Медведчука»? Похоже, в сегодняшних реалиях более уместно говорить не о праздновании юбилея, а о тризне по Основному Закону.

https://zib.com.ua/

FaLang translation system by Faboba